Коран. Как его понимают мусульмане, как его понимают христиане, как его понимают ученые.

Речь пойдет о трех разных традициях восприятия Корана, их принципиальных различиях, но в то ж время их взаимообусловленности. Порой мы абсолютизируем мусульманский взгляд на Коран как на прямую речь Бога, обращенную к людям через Мухаммада, ее пассивного транслятора. На самом деле в исламе никогда не существовало единого взгляда на Коран и велись жаркие богословские споры о его природе. Мы также порой предельно упрощаем традиционное христианское понимание Корана, сводя его к утверждению, что «писание, будто бы ниспосланное с неба» (определение Иоанна Дамаскина) всего лишь лжеписание. Это тоже не так, в христианской традиции отношение к Корану было более сложным и неоднозначным. Академическая коранистика со середины XIX века сосредоточена на проблемах формирования текста Корана и способов его перевода. Переводы, сделанные до 1940-х по большей части восходили к мусульманской традиции и воспроизводили поэтому понимание Корана, характерное для эпохи и социально-культурного окружения того или иного мусульманского экзегета или группы авторов. Коранические исследования и переводы Корана после Второй мировой войны во все большей степени связаны с пониманием двух основополагающих моментов: стремлением объяснять Коран посредством самого Корана и осознанием важности привлечения к анализу коранического текста доисламских и современных памятнику языковых материалов. К 1970-м годам относят возникновение ревизионистской школы исламоведения (так ее первоначально назвали критики), другое название – историко-критическая школа. Направление, которое инициировало радикальную смену парадигмы в рамках исламских исследований.