Война и жертвоприношение в средневековой Южной Индии

На основании тамильской поэмы, источника, датируемого XII веком н.э. можно увидеть индийские представления о власти, войне и суверенитете.

К началу второго тысячелетия средневековая Чольская империя на юге Индии стала одним из наиболее могущественных государств своей эпохи. Под непосредственной властью тамильской династии Чолов находилась большая часть Деканского полуострова и остров Цейлон, а ее культурное и политическое влияние достигало Юго-Восточной Азии, включая современную Малайзию и Индонезию. Южная Индия в это время переживает небывалый культурный расцвет, вызывающий ассоциации с «высоким Средневековьем» в Европе: к этому периоду относятся знаменитые храмы в Танджавуре, Дарасураме, Гангейкондачолапураме; в скульптуре развивается стиль «чольской бронзы»; создаются тамильская «Рамаяна» Камбана, джайнская эпическая поэма «Дживакачинтамани», шиваитская «Перия-пурана» и другие классические произведения; в Чольской империи живет и работает философ-ведантист Рамануджа.    

Постоянно увеличивая свое влияние, Чольская империя непрерывно находилась в состоянии войны. Но каким смыслом наделялась война в политическом воображении того времени? Как объяснялась необходимость вести войну? Какое место занимало ведение войн в представлениях о власти суверена и в чем заключался религиозный смысл войны? Для ответа на эти вопросы мы обратимся к классическому произведению средневековой тамильской литературы «Парани о войне в Калинге» (kaliṅkattupparaṇi), созданной придворным поэтом Джаянкондаром в начале XII столетия в честь своего патрона, чольского царя Кулоттунги I. 

Поэма повествует о военной кампании, проведенной под предводительством чольского полководца Карунагара Тондеймана с целью наказать непокорного вассала царя Калинги (территория современной Ориссы и Бихара) Анандавармана Чодаганги.

В поэме Джаянкондара демоницы pēy, согласно древней мифопоэтической традиции питающиеся телами убитых в бою воинов, жалуются своей покровительнице, богине Кали-Коттравей, на продолжительный голод, наступивший из-за того, что цари перестали стремиться к славе и более не ведут победоносных войн. Их последняя надежда – царь Кулоттунга I, который направил свою армию в Калингу. Описание решающей битвы между двумя армиями и последующего за ним пиршества демониц составляют основное содержание произведения, в конце которого удовлетворенные pēy восхваляют чольского монарха.

В своей поэме Джаянкондар обращается ко множеству архаических мифологических представлений и литературных конвенций, нашедших выражение в предшествующей поэтической традиции, начиная с 1-3 вв. н.э. В то же время представления о демоницах pēy живо и в современной Индии, где ритуалы экзорцизма, изгнания вселившегося в человека демона pēy, остается распространенной практикой в тамильских деревнях.