Абхинавагупта: философ, мистик, эстетик

Лекция индолога Сергея Лобанова о "тантрическом Шанкаре" — выдающемся философе кашмирского шиваизма, оказавшем огромное влияние на индийскую культуру (особенно теорию эстетики).

Абхинавагупта (кон. 10–нач. 11 в.) — индийский религиозный философ и эстетик, один из наиболее ярких представителей кашмирского шиваизма, в частности его недуалистического направления. Обычно творчество Абхинавагупты подразделяют на три основных периода. Первый из них—тантристский—посвящен прежде всего обобщению ритуальной практики кашмирского шиваизма. Во второй период Абхинавагупта писал в основном работы по эстетике и поэтике. Наконец, к третьему периоду творчества относятся собственно философские его работы, в которых он стремился найти приемлемый синтез между двумя главными философскими школами кашмирского шиваизма—школой спанда и школой пратьябхиджня.

В основе учения Абхинавагупты — представление о космическом союзе двух аспектов одной и той же нераздельной сущности, которые персонифицированы в образе Шивы и его возлюбленной Шакти. В этом соединении Шива являет собой ясный, незамутненный свет созерцания (пракаша), тогда как Шакти символически обозначает динамический, активный аспект рефлексий, ее интенциональность, направленность вовне (вимарша). Две стороны сознания пребывают в состоянии постоянной пульсации, волнообразного движения (спанда), в соответствии с ритмами которого развертывается и снова свертывается вся вселенная. Деятельное движение Шакти вместе с тем является своего рода проекцией внутренних потенций, латентно заложенных в сердце самого Шивы; именно благодаря позволению верховного Господа энергия Шакти проявляется внешним образом—прежде всего как фоническая энергия Высшей Речи (ибо каждый очередной цикл проявления мира неизменно начинается с возобновления алфавита, с восстановления священных текстов— своего рода всеобщей парадигмы тварного мира), а затем и как полнота прочих явлений и предметов вселенной. Та же пульсация сознания проявляется в каждом живом существе, и как только адепт верно угадывает в себе эту природу, он приходит к внезапному мистическому озарению (пратибха), “узнаванию” (пратьябхиджня) себя самого как верховного Господа.


Та же концепция внезапного постижения нашла отражение и в эстетической теории Абхинавагупты. С его т. зр., художник и зритель, поэт и слушатель принципиально равновелики в своем творческом усилии; радостная дрожь “узнавания”, приносящая эстетическое наслаждение, возможна лишь потому, что в их душах изначально заложена одна и та же сущность (концепция “сахридая”, или представление о “со-сердечном” слушателе). Само представление об эстетическом наслаждении (раса) сближается у Абхинавагупты не столько с идеей удовольствия, “вкушения”, сколько все с той же онтологической страстью. В мгновение этой страсти, в переживаемом восторженном изумлении (чаматкара) адепт как бы очищается от наносных, суетных забот и ему открывается истинная природа мира (в этом смысле раса Абхинавагупты на удивление близка греческому понятию катарсиса, каким оно предстает в “Федоне” Платона).

На встрече будет предоставлена возможность ознакомиться с наиболее яркими выдержками из работ Абхинавагупты (в т.ч. его поэтических произведений на санскрите и в переводе), а также книг современных исследователей его наследия.