Эмбрион — он «кто» или «что»? Имеет ли нерожденный ребенок право на жизнь?

Жизнь любого существа, размножающегося половым путем, начинается с оплодотворения, т.е. с соединения двух половых клеток - яйцеклетки и сперматозоида. А когда начинается жизнь человека? Может ли человек во всей полноте быть сведен лишь к своей природе? Или человек, согласно религиозному взгляду на него, есть нечто большее?

В 1992 году в штате Тенессии проходил необычный судебный процесс. Несколькими годами ранее бездетные супруги Мэри и Левис Дэнис обратились в клинику для проведения  программы ЭКО. В ходе ее выполнения было получено девять эмбрионов. Два из них были имплантированы Мэри Дэнис, однако беременность не наступила.

Остальные эмбрионы были подвергнуты криоконсервации. Вскоре супруги решили расстаться. Началась процедура раздела имущества. И не было бы в ней ничего необычного, но пред судом встал вопрос о разделе замороженных эмбрионов. Кто из супругов имеет на них преимущественное право? Суд постановил, что эмбрионы не являются объектом права собственности, поэтому к ним неприменимы законы о разделе имущества. Было вынесено решение - передать эмбрионы Мэри Дэнис. Однако, вторично выйдя замуж, женщина решила их не использовать, а подарить какой-либо бездетной паре. 

Эта  история продемонстрировала, насколько актуализировалась  проблема правового статуса эмбриона человека. И связано это не только с бурным развитием вспомогательных репродуктивных технологий (ЭКО, суррогатное материнство), но и с другими манипуляциями на эмбрионах, такими как их селекция до пересадки в матку,  эмбриональная биопсия, редукция избыточных эмбрионов при ЭКО, использование «лишних» эмбрионов как биологического материала для нужд науки, медицины, косметологии, геронтологии. И, наконец, прямое уничтожение эмбрионов с ходе  искусственного прерывания беременности.

На  Всемирном конгрессе по биоэтике, проходившем в 50-ю годовщину Нюрнбергского процесса (1996), было достигнуто понимание, что определение критериев морального статуса  эмбриона является философской проблемой. Однако она имеет и множество иных аспектов - научный, социальный, юридический, биоэтический, теологический.

В настоящее время правовой статус эмбриона не  имеет общепризнанной оценки в  нормативных актах международного права, а также в национальных правовых актах. С какого возраста эмбриону должна быть гарантирована охрана жизни? Каковы должны быть меры и уровень защиты? Есть ли строго научные аргументы, доказывающие, что  ребенок во чреве – это не «узел  клеток»,  не «часть тела матери»,  а уникальное живое существо, обладающее телосом развития.  Готовы ли мы ныне разделить позицию Тертуллиана: «Тот, кто будет человеком, уже человек»?

Эти и другие вопросы будут предметом обсуждения на заключительной лекции цикла «Читая генетические "Скрижали Жизни"».