Образ человека в прошлом и настоящем индуизма

Одна из самых известных в индуизме версий происхождения человека и общества - космическое жертвоприношение Пуруши. Это имя божественной сущности, но имя Пуруша с санскрита переводится как "человек".

Уже в эпоху составления Вед (начиная с 2 тыс. до н.) формируется антропоморфная модель мира с параллелизмом микрокосма и макрокосма, а также их изоморфной однородностью. В знаменитом космогоническом мифе Ригведы (X.90) о жертвоприношении космического гиганта Пуруши (санскр. пуруша, родственное латинскому persona, буквально означает «человек») речь идёт как о Первочеловеке, так и о человеке вообще. Боги приносят Пурушу в жертву, и из частей его расчленённого тела возникают элементы вселенной. Так миру задаётся человеческая мера и закладывается идея о важности тела как инструмента познания мировых взаимосвязей, играющая важную роль в духовной практике индуизма и особенно в системе йоги. Человек в йоге традиционно и практикующий субъект, и объект (инструмент) практики, и сам в себе содержит имплицитно конечную цель своих устремлений, поскольку, практикуя йогу, «собирает воедино» себя, становится целостным, «миром» и субъектом знания того, что он отныне — «крепость Брахмана». Смерть остаётся физически, и как объект человек ей подчинён, но в своём духе человек бессмертен. В человеке открывается «зеркало Брахмана» — Атман («дыхание», «дух», «самость»), его глубинный жизненный принцип, индивидуальное начало, «Я», и одновременно универсальный божественный субъект, который, как дыхание, пронизывает все живые существа. Человек способен осознать это своё «Я» как единое с Брахманом. Итогом становится осознание единства Божественного и человеческого: человек — «крепость Брахмана», в ней — «золотой сосуд», а в нём — «чудо Атмана». Из подобных религиозно-философских воззрений вытекает и своеобразная этическая модель, определяющая весь образ жизни приверженца индуизма.